Подстрочник


Содержание:

Выбор
Мой друг, отечество нам – ночь.
Угль пылающий.
Дыра в стене.
Нет, не охотник, а – рыбак.
Париж. 1999
...
"Вот уж окрест ни евреев, ни греков..."
"Вот уж окрест ни евреев, ни греков..."
"Вспоминая мудрость вековую..."
2046-й.
Кричащее, разорванное мясо:
Сон.
Иван.
Третье тысячелетие.
Подстрочник
Архангельск
Знак.
Ночное всплытие. Отрыв –
Сон о коте.
Сувенир.
Земля обетованная
Где и когда
Последняя юбка
Самоволка
Лошадка, везущая хворости воз,
Мы здесь, пока ещё, живём,
Русская жена.
Темень, полная темень: глаз выколи. К двум –
Жертвоприношение
Болеро
Klezmermusik
Составление книги.
Хайкуобразное
Когда ты уезжала на три дня,
Безотцовство – за полцарства :
Душа моя, мне пятьдесят
"Там некогда бывал и я..."
Сон : Львов
Инициация
.
"Вспоминая мудрость вековую.."
"E-mail`ы об увеличеньи..."
.
Рай
Сын словесника
Июльское фото
Дата смерти
"В третий раз за полгода..."
.
"Друг - это "другой"..."
День единства
Фото
"Только смерть всегда честна..."
"Эмма это я.", - сказал Флобер
О небе, о небе, о небе простом
"Лена П. из Орехово-Зуево..."
"Когда Россия с Украиной..."
Стеснялся ли Ешуа
.
Вечерний снимок
«Петя Зуев из Марьиной Рощи..»
"Под наблюдением цапли.."
"Не жди меня домой.."
"Придумал скороговорку..."
"Хотел, чтобы повысили..."
"Отечество! Завет в душе подростка.."
Предсонное бормотание
"С недавних пор не сомневаюсь..."
"В ночь Господня Обрезанья..."
"Наш Моисей – он один такой..."
"Под этой кренящейся крышей..."
"Будь послушным, будь солдатом..."
"Вот уж окрест ни евреев, ни греков..."
"Закрой уже своё забрало!."
Гала





Выбор

В деревенское пустясь –
За Жан Жаком обруселым –
Жахнуть стопку. Как-то раз,
Невесёлым новосёлом,

Очутиться на краю
Тёмной, мокнущей деревни:
Глас коров, ревущих ревмя.
Вид пустынный. Ты – в раю.

Сам сподобился. Один.
С водкой. С книжкой Черубины.
С невозможностью чужбины.
Ты – сумел. Ты победил.

Другу в письмах прославляй
Блуд пейзанский неподмытый.
Глазом освещай подбитым
В темноте дорогу: «Бля!..»

Гостю хитро подавай:
«Ну-ка, удалась капуста?
По одной ещё?» «Давай.»
И закусим – с писком, с хрустом...

Сноп укропа, сноп петрушки –
Слава честному труду!
Заикаться, как в бреду:
«Х-хочешь к-кровушки в кадушке?»
2003



***

Мой друг, отечество нам – ночь.
И лампа ночника.
Нелепых мыслей сутолочь
На тенях потолка.

И с потолка, мой друг, пока
(Всё прочее – потом )
Берём то, что неймёт рука.
Отечество нам – дом…

Ночь. Дом. Всё, что вне стен его –
Литературный трюк.
Где ты – и больше ничего,
Придуманный мой друг.
2003



Угль пылающий.

Плыл – жужжаньем в семи небесах – приближаясь,
Шестикрылый ли, двухвинтовой,
Махом бешенных крыл очертаний лишаясь, –
Крест кровавый нёс – знак видовой.

Между рёбер твоих пустота разверзалась,
Не удушье уже – пустота:
Как в антракте –  ещё не очнувшись –  из зала,
Так, меж рёбер – сама простота… –

Так субстанция некая, неподалёку,
Всё охвостья стихов бормоча,
Смысл пытается как-то понять, подоплёку:
Что – на травку, беззвучно, сейчас –

Навзничь? Видимо, произошла опечатка.
Замечая в последний момент:
Нимбом вкруг головы – лампа. Маска. Перчатки.
Властный голос: «Сюда. Инструмент!»

«Угль пылающий...»  –  припоминая кусками:
Хрестоматия, двойка, шалом.
............................................................................
За грудиной, где жжёт и где боль отпускает,
Ямбом ухая,
                время пошло.
2003



Дыра в стене.

             Дыра в стене.


От непрошенных запахов, криков – закрой
На задвижку: пусть, через препону, порой
Проникая, как крик муэдзина, в окно,
Дрязга громкая снизу доносится.  Но –

Под сурдинку.  Разгневанный уличный вой –  
Отдалён ( за стеклом ). Ощущается свой
Пропадающий вес – на пружинах весов –
Под качанье матраса уютных рессор.

(Мягкий. Спальный. Купейный. – Щелчок. На засов.)

Под бутылки разбитой стреляющий звон,
Оглушённый окном. Пьяный ор. Сорный вздор
Подоконных, суконных, пустых голосов:
Дробным эхом глухим – через каменный двор –
Доносящих невнятную, вздорную весть...
Как подвывих:  с зевоты – в  зияющий сон...
И –  из пушки стреляй  вслед ушедшему: весь

Зачарован двойным отраженьем  –  Нарцисс –
На колышущей глади. Он сей экзерсис
Сочиняет сквозь сон. Очень выгодный дар.
Завывают сирены: и пусть себе.  Да

И вникать в неживой, нестихающий хор
Лень: о чём они, дальние, там?  До сих пор
Пребывают во сне, за оконным стеклом :
Ненадёжным. Условно закрывшим пролом.
2003



***

Нет, не охотник, а – рыбак.
(«Рыбалка», «иордань», «купальня», –
Напрасно щёлкает абак:
Ловитва отроду – фатальна).

Фатальным полнилась река,
Когда по брегу Иордана,
Под треск языческий цикад,
Шёл от кузена, от Ивана,

Ловец людей в полдневный зной –
В полюдье, где-то на куличках.
По паре собирал, как Ной.
Дразня. И раздавая клички:

«Ты будешь – Каменев, рыбак,
Твой брат – Андреем Беспрозванным.
Людей научишся, слабак,
Ловить. Оставь здесь невод рваный..».

Сын Слова, с видом простака,
Такие закрутил затеи!.. –
С одной лишь снастью языка..
Зачем же, думкой богатея,

На берегу пустынных вод,
Невидящим воззрившись оком
Не на поверхность: над и под,
Из-за туманной поволоки

Не различая верх и низ:
Тотем и аббревиатуру –
В реке, как серебристый приз –
Пытаешься поймать в натуре.

Зря расшифровываешь код
Мельканий в водах беспросветных
И гад морских подводный ход.
Внимаешь рыбам безответным..

Но удостоишься кивка
Во время мысленной отлучки:
Клюёт: качанье поплавка...
Вот повело перо слегка
От лёгкой пластиковой ручки.


2003



Париж. 1999

2019 (горит Нотр Дам):

Тогда, в первый и последний приезд, в 1999-м., горели, убывая (часовой механизм мины!) гигантские огненные цифры на Эйфелевой башне. Отсчёт последних дней, тревожный каунтдаун Миллениума.
Ощущения не обманывали. До 2015-го (см. дату внизу стиха), до расстрела террористами Парижа оставалось двенадцать лет. До горящего Нотр Дама – шестнадцать.

            Париж в 99-м
                          
Под знаком равенства – прозрачных и густых,  
Лиловых, желтоватых, переменных –
В углу темнеющем стол, стулья – как кусты
В раю туристском для иноплеменных.

Балкон над всем (К Бедеккеру отсыл).
Внизу живут, часов не наблюдая.
В гудящих сумерках горящие часы
По Гринвичу отсчитывают дао.

Счёт дней – до пресечения времён,  
Кровавую цифирь – чужую, дивью –
Возносит Башня над скоплением племён,
Дрожа держащей голову Юдифью.

Сомнамбулой смурной – из сна в беду –
Прёт эйфелева лестница на небо.
Горою мглы, как в магометовом бреду,
Всё близится тревога, ужас: се бо

На горизонте зверь Левиафан
Ворочается. Золотые, пляжи –
Мертвеют – неба. В вЕках: « Мене. Тэкел. Фа...», -  
Закрытых (вспомни: вспышкой: пятая графа!)
Последом не прочесть – так тускло. Даже

Не видно – где египетская тьма
Над городом, над сном Наполеона,
Со мглой смыкается: вслепую, на дома,
Путь держат грузовые галеоны

Армады. Трюмы полной темноты.
Закат Европы наблюдаешь даром.
Овеществлением итоговой черты
Стал горизонт. Рекламы – карты Таро.

Твой интерес здесь – путь, казённый дом.
Гостиница. И дата на билете.
Всё остальное – на когда-то. На потом.
Неважно: где-нибудь, когда-нибудь. Зато:
«Закат Европы». Всё сошлось. Но – не о том.
Но – на потом.
В другом тысячелетье.



                            

2003



...


0000



"Вот уж окрест ни евреев, ни греков..."

Вот уж окрест ни евреев, ни греков –
Ходит по водам ловец человеков.
2019



"Вот уж окрест ни евреев, ни греков..."

* * *
Вот уж окрест ни евреев, ни греков –
Ходит по водам ловец человеков.



вариант:

* * *
Пусто окрест. Ни евреев, ни греков.
Ходит по водам ловец человеков.


2019



"Вспоминая мудрость вековую..."

          * * *

Вспоминая мудрость вековую –
Обух-де не переломишь плетью –  
Стороны пошли на мировую.
Третью.
2016



2046-й.

Сейчас : тет-а-тет.
Представиться, вроде, пора.
Я – крупный поэт:
91 килограмм.

Вот книга. Внутри
Там, в общем-то, –  всё про меня.
Я перемудрил:
На возраст свой вес променял.

Как Мафусаил
(«А это из Библии, Дим´?»).
Я пересолил:
Мой век – 91.

В какой-то там  день,
В две тысячи сорок шестом –
Как во поле пень:
С зелёным и толстым листом

Обложки своей:
«Бумажный сим-сим, отворись!..»
(Не ценник – в  у.е. –
Другая, другая корысть.)

До всех – что мне дел,
Кто, в ритм со мною дыша,
Узнать захотел
Чего я и не совершал -

И не угадал.
Читавшим в заветных местах
Мешал иногда
Подрагиванием листа.

И это – я весь:
Остался, – поведать дабы
Не важную весть.
......
Непрожитый возраст забыв.
......
Утраченный вес.
2003



***

Кричащее, разорванное мясо:
Не трогайте меня: оно – везде!
Почти по горло –  воющая масса –
В последней –  дикой, навсегда – беде:
Как ночью, в прибывающей воде.

Что камень точит. Бесконечны волны
Безумной боли –  маятник Фуко.
В своём уме и при рассудке полном,
Кто припасёт мне золотой укол?
Преподнесёт знакомою рукой

Старинный шприц – серебрянный, фамильный,
С тяжёлой внутривенною иглой,
Кто склонится с улыбкою умильной
Над сгибом локтевым: тепло, тепло...
( Давно тому:  морфин – перед игрой,

Тот самый шприц, дождавшаяся жила:
Молчанье – золото, мычанье – серебро,
Кровь – ртутью тёмной – оживала, жило –
И слово игрока, и бес в ребро.
И вексель подписавшее перо... )

Всего три карты: тройка, туз, семёрка:
«Двадцать одно!» - я чувствую – как он
Тогда. Нет – так, как чует  водомерка
Воды изгиб...  Последнее – на кон!
Последнее. Становится легко.

Три карты: должен взять и боль утроить.
Она и крик – взлетают высоко.
Природа неподкупна как закон.
Иглою злою, сводною сестрою –
Спас на крови.
              И  золотой укол.*

  

2003

*Goldener Schuss (нем.) – смертельная инъекция-передоза.
Наркотический суицид. «Райская» эвтаназия».



Сон.

Лежат, если дом представляешь в разрезе, – послойно, рядами,
Во тьме, бормоча приоткрытыми, мёртвыми ртами,
В преддверье нирваны, в цветное кино, еженощное счастье
Вплывают, негромко храпя, принимают участье.

…а Будду, молю, не будите: сидящий под деревом знает,
Кто снится ему  (под светильником, ночью, без сна и –
Без слабой надежды:  на тьму, на сидящего сиднем Сидхарту,
На старом продавленном кресле, над Индии картой, –

Что: «Будду, молю, не будите» –  запишет в продавленном кресле),
А если, Которому Снится, – очнётся, а если
Настырные песни адептов при звяканье меди кастрюльном,
Дурные, предсонные мысли,  в стремленье огульном    

Из круга, –  в один центробежный порыв колеса дхармачакры,
Сносящего почву родную, последние акры –
Достигнут, летя рой за роем, последних пределов, пробудят
Того, кто Сидящим Под Деревом вечно пребудет:

И сон прекратится, и снящийся существовать перестанет –
Бесследно. Лишь – строки нелепые :  робко, намёком, местами...
2004



Иван.

Окает и говорит по-вятски:
На Иване держится Россия
(От России рифмы ждёшь, но все я
Растерял в рассеяньи дурацком).
Горячусь в ответ, беру за лацкан.

За меня же праотцы, вестимо,
Головой, златыми ли устами,
Отвечают.  Святцами вместимы,
Имена семитские здесь стали
Избранными Библии местами:
Собирай, Иван из Палестины.

Все Джованни, Яны и Хуаны,
Жаны, дон Жуаны, Иоганны –
Должниками возвратятся в срок...
Голова, скажи, что будет далее.
Шарят пальцы, не найдут сандалии.
Не развяжут чей-то там шнурок.
2004



Третье тысячелетие.

Третье тысячелетие

Эсхатология моя, родная мама:
От телевизора глазищ не отвести!
Блажен, кто посетил, когда не знамо:
Мне начинает потрясающе везти.

Из башен вавилонских – смертный вой.
Смерть памятника (празднуйте, ацтеки!):
Вознёсся выше он – которою главой? –
Александрийской  (дым!)  библиотеки.

Нажать стоп-кадр. На карниза жести –  
Одной ногой, другою – на весу...  
На том конце замедленного жеста  
Я очутился в сумрачном лесу.

Где прежних сто друзей, в каких конторах?
Где «сто рублей»?, – название одно.
Последний год – две тысячи который –
Как камни старые, уходит из-под ног.
Дрожат цитаты – слабою опорой.

Фасеточное зренье. Клипы злые.
Европа. Бык. (Какой там бог?, – бугай).
Вот-вот – повтора бред. Эхолалия.
Мгновенье, ты прекрасно. Убегай.

2004



Подстрочник

Имя им – легион. Тьмы, тьмы, и тьмы
Термитов в темноте туннелей,
Протянувшихся довольно далеко.

Раньше они жили где-то и как-то,
Но были потревожены рёвом машин,
Сотрясением, гулом, идущим сверху...

Внезапные возможности передвижения
Использованы их разведчиками.
Использованы с нечеловеческой смекалкой.

Исподволь проникают в жилище изнутри.
Точат несущие балки.
Смешные холмики вырастают на окраинах.
Не знаешь,что и делать.

Можно их просвещать. Можно говорить им
Задушевно. Рассказывать об
Архитектурных стилях:

Да, да, им уже нравится
Твоя старинная мебель.

Не отступайтесь:  сейте
Разумное, доброе, вечное  
Перед термитами.

Дуст – это против гуманизма
Ко всему живому.
Они понимают тебя, понимают.

Они по-другому относятся к собственности.
К собственной жизни. Воле отдельновзятого.
Но кто виноват?  И – что делать?

А надо – понимать.
Счастье – это когда понимают.
Они не виноваты, ведь не виноваты?
В них есть своя прелесть, привлекательность.

И пусть они бедны, неприхотливы.

Зато – хорошо вооружены.
Зато – дисциплина и вера.
Зато – легко идут на смерть

Ради построения  
Большого Термитника.

Жизнь их описана в книге
«Жизнь насекомых»:
Из описания видно, что
Наступающие – несокрушимы.

Я, сколько-то раз на дню,
В коленно-локтевой позе,
Пытаюсь жить горизонтально

(Уже случалось, что
Энтомологов отлавливали:
Они кругом во всём виноваты.

И какого-нибудь Брэма,
За такой текст,
Могут обвинить в нарушении
Политкорректности.

И предать
Остракизму).
2004



Архангельск

За – хрен ясный – мороз.
Толстый сон словарей.
Лёд, прозрачный нарост.
Визг подошв во дворе.

За: «Всё слышу!», – стук-стук
Деревянной стены.
За февраль на посту
Небывалой страны.

За зубрёжку. За так.
За латынь. За – отсель –
Пятки розовый знак.
Сон лентяйки. Постель,

Стол. И вид на стволы
Сосен. Рюмка. Браслет.
За пахучий смолы
Вкус. За галочий след.

За дрова. Зимний день:
Печка. Месяц. Число.
Прочерк. Прочерк. «Студент».
Подпись – где: «Повезло».
2004



Знак.

На  «Эссе об облучении»
Марии Каменкович.

Что здесь ты забыла, ну что привело
Попробовать прелесть и этой отравы?
Что рыскала векшей, искала зело:
За дьяволом влево, за ангелом вправо,

За тем, чем от казни разнится казна?
Восточных царей привыкание к яду...
Но если лишь это – владения знак,
Хотите, и я – на иголочку сяду?

Включай облучение: фокус – левей.
Немецкие лекари, эк вас задело
(Свеченье экрана. Лучи в голове.):
Стоят на подхвате – чтоб не улетела.

Где грубо, как лёд пробивают пешнёй, –
То вспыхнет обломком стиха, то стихает –
Что знак-зодиак задевает клешнёй.
Что знаками –  в полный экран полыхает.

И – фокусом – спас, превращаемый в Spass*:
Объект описанья, с отсылкой на Google**
Всех – с постными, скорбными... Дудки! Я – пас.
Я думал...  А это – пылающий угль.
2004

*Spass (нем.) –  шутка, забава, потеха.
**Google –  интернетовский поисковик.



***

Ночное всплытие. Отрыв –
Под снега ровное паденье.
От ближних факт полёта скрыв.
От обаянья обалденья

Офонаревшее окно.
Неукоснительность закона
Паденья хлопьев. Но дано
Как бы – парение балкона.

Взмыванье кокона с тобой –
Над снежной тьмой, своею крышей:
Всё относительно. Отбой
Тревоги: что там дальше, выше?

И выше –  холод-кислород.
Простые радости простора.
Ты понял всё наоборот?
А это – старость. « Рим, который...»

Как бы – обратное кино.
Невнятные ориентиры.
Бездонное глазное дно.
Во тьме летящая квартира.

Над нею броуновский бред –
За роем рой – невыносимый.
Пустое дело, явный вред –
Не забывать все эти зимы.

Их глыбы тёмные и мглы
Перечислять – пустая трата.
Припомни, как снимал углы:
Увы – не фотоаппаратом.

Как  выдержку меняли дни.
И фон там сер. И крыть-то нечем.
Не все детали там видны.
И уголок, где ты – засвечен.

И их альбомные листы
(На снимках – знанье перспективы)
Надёжны, серы и толсты.
А за последним – негативы.
2004



Сон о коте.

Он, почему-то, здесь, - из нервного
Девяносто первого,
Дурного. Из
Проблемы виз. Из
Последней его конвульсии
Под столом. Из
(Oh, mist!)
Отсутствия пульса. И
Суматохи. Отъезда.
Из зева подъезда. –
Он здесь, наш кот:
Тринадцатый год
Топлёное молоко пьёт чёрного
Кота, точёного
Из камня сна
И комля древа
(Корнями – в храп):
Из розы зева –
Душа кота.
Прекрасно знать,
Что, чёрный раб,
Он никуда:
Топленое молоко –
Рядом, недалеко
(Боком, боком –
К срамным молокам).
Наш кот пьёт чёрное
Молоко: учёное,
Пододеяльное,
Слабо томлёное,
Сном утеплённое.
Связь идеальная:
Белого, чёрного.
Ставлю на чётное.
Игра Кота –
Всё та же:
Из-за куста –
В весёлом раже,
В притворном гневе.
Но сон – как невод.
Но ухнем в яму.
Но – взмах хвоста.
Но – в норку, влево,
С неслышным « мяу».
За эхом: «Я-я!..
                        Мы-ы!..»
2004



Сувенир.

«Ты держишь меня, как изделье...»
(Б.Пастернак, «В больнице»)

Стеклянный шарик, вещь в себе:
Встряхнём – и жизнь пойдёт слоями.
Изобретать велосипед
Не надо: острыми краями

Здесь квадратуру исчислять,
Последним заниматься делом
В угодьях дробного числа:
Подарок принимают целым.

Свидетель сдвигов временных,
Неверноятных происшествий,
Любитель редких, именных,
Медитативных путешествий,

Чей взгляд скользит по кривизне
Стеклянной глади сувенира
И отражается извне
Чужого внутреннего мира,

Ночной, убогий птолемей
Под тёмным сводом атмосферы,
Механику держи в уме:
Пусть музыку играют сферы.

Кто создал населённый шар:
Стереометрия вращенья?
Когда начнётся превращенье?
И где разместиться душа?

Встряхни державною рукой
Мирок, мещанскую обитель.
Или нечаянный покой
Дари, неспешный повелитель, -

Пока ты здесь; а за стеклом,
Неся заряды снеговые,
Вверх, под немыслимым углом,
Во тьму промчались верховые.

Поплыли рыбы в высоте:
Косяк – кругами, рой за роем.
Куда ты смотришь? Сам ты где,
Дружок, печальною порою?

Здесь, там, внутри. Метель метёт.
И рыбы плавают печально.
Всё утрясётся. Снег идёт.
Невесть откуда. Изначально.
2004



Земля обетованная

Там солнца жар – библейской мощи.
Там жизнь была страшней и проще.
А после уж – совсем проста.
Как геометрия креста.
2004



Где и когда

Дома. Домишки в ряд. Плачевный вид.
Зимой висят печальные, печные
Дымы – столбом. Угарный газ в крови.
Во сне скулят последние пушные,
Не поднимая острой головы.

Скулит во сне их ловчий антипод,
Уткнув под локоть мордочку с усами,
В походном сне запутавшись. Господь
С тобой. Ищи. Иди себе, сусанин.

Сегодня – тридцать лет тому назад –
Повтор несостоявшейся охоты:
Худой, как кот, с закрытыми глаза...
По элипсу протяжному – отходы
От места в сумрачном лесу. Пейза...

Он, как-то – стёрт. Замедленная съёмка
Пространства, по которому – позёмка
И времени (там, кажется, среда?).
Переходя, бормочешь: «Где? Когда?» –
В сновидение, собственный Тартар,
В свой nevermore, который тоже – дар,
В метро под Кёльном. Дальше мчит подземка.
2004



Последняя юбка

«Но для первой же юбки
Он порвёт повода...»
(Б.Пастернак, «Вакханалия»)


Исчезла – и шею тяну, сатанею.
Прохожих мазки. Сектор зрения –  пуст.
То – юбка последняя. Знаю: под нею,
Под нею, о, горе мне сладкое, пусть –  

Армейские бутсы: но – с женской сноровкой.
(Но – бабушкин рок: неприступность, скала.
Панк-рок*) – с гимназической ладной шнуровкой.
Под панковской прядью презлая скула.

Кто взглядом разденет – тот горе обрящет,
Кто шею свернёт – продолжает глазеть.
Как крохотным прямоугольником прячут
Глаза в криминальных разделах газет –  

Полоска шпионских очков над зрачками.  
Надменность, тщета, –  переросток и пшют.
Скрывающей юбочный мир за очками –
Свой дао надземный, мой сон, парашют,

Снимающей юбку в своей комнатёнке
И что-то невзрачное, в жалкой горсти,
Из шёлка – за тюлевой сеткою тонкой –
Чтоб – бледное, розовое –  обрести..

Но только – за ней, за последнею юбкой –
Неверная иноходь – как в поводу.
Преследуя цель. С умиленья улыбкой.
Полоской асфальтовой – топкой и липкой.
В стареющих баловней чётком аду.

2004

* Rock (нем., англ., др.) – юбка, скала, рок, рок.



Самоволка

«Ещё раз увижу в Питере, –
Суд,  дисбат, –  к такой-то матери!»
(А при чём мои родители?)
Куртка на ушитом кителе.
Дорогие покупатели,

Мы затаримся к октябрьским,
Мы затыримся за тарою.
А потом курсантам я б морским
Предъявил бы счёты старые.

Никаким там  неудачником, –
Дело, так себе, десятое:
Из хорошей семьи мальчиком
В кителе, в семидесятые:

По Литейному-Хотейному.
По Литейному-Лицейскому.
По Литейному-Питейному.
По Литейному, Летейскому.
2004



***

Лошадка, везущая хворости воз,
Ещё подымается в гору
Доныне. Мы камо ( на компасе – «Оз» )
Грядеши – сейчас, о сю пору?

Куда дровосек и страшила, и лев,
И жучка – противно и звонко
За внучкою лающая, обнаглев,
И я – с ноготок мужичонка?

Детгиза растрёпанного тома.
Рак, лебедь и щука с поклажей –
Все – в гору, все – не от большого ума.
Кто умный – в обход. Полем, низом, в туман.
Кто умный – быстрее. А – как же.
2004



***

Мы здесь, пока ещё, живём,
Где ничего не значит карта.
Мы смотрим в сторону заката,
Откуда никогда живьём

Никто не возвращался в город –
Картографический петит,
Где отменён народа голод,
Отменный волчий аппетит –

Совместно с безобидной «ятью»...
На сердце руку положа:
Ни ощущенье рукояти
Наборной нового ножа

(Из стали клапанной перо),
Сейчас лежащего в кармане,
Ни, на шипучее ситро,
Переходящее вниманье,

Ни тень у летнего ларька
Времён державы несвободной –
Пожалуй, не забыть, – нырка,
Озёрной глухоты подводной.

Ни детства золотоордынцев
Во глубине наёмных дач.
И кто – не Годунов-Чердынцев?
Чей не закатывался мяч?

Мы здесь, пока ещё, живём,
Где ничего не значит карта.
Мы смотрим в сторону заката,
Откуда – никогда – живьём.
2004



Русская жена.

За слов старинных вязь,
За купол службы – выше,
Наверх, где чище, тише,
Начнут, благословясь,

Подтягивать тропарь
На странных древних тропах –
Как колокол на стропах –
В лазурь и киноварь

Заката. И самих –
В расчищенное звоном –
По-византийски, вона,
Как вытянуло их!

Вытягивается
Прозрачной кубатуры          
Воздушная структура
Вверху. Черты лица

В теплении свечей
Колеблемы тревожно –
Над танцем заполошных,
Косых чуть-чуть лучей.

Чей слабый ток тепла  
Тому прийдётся впору,      
Кто понесёт на гору
Незримый дельтаплан.

Се, тверди лишена,
Под своды, без ступеней –
Тоска людских скоплений          
Плывёт, обнажена                      
В молитвы исступленьи.  
Се - культовое пенье.
И русская жена.


2004

* Троп – литературный приём.



***

Темень, полная темень:  глаз выколи. К двум –
Не подушка, а – камень покатый.
Кто-то есть здесь. Дурное приходит на ум.
Холодеет в желудке, пока ты

Вопрошаешь наивно как имя тому,
Что у стенки сгущается мглою.
Прободную, глухую египетски, тьму
Зашивая цыганской иглою.

Позволяя, невидимому до утра,
Капать каплями гулкому крану.
Патриарху сустав повредивший бедра,
Лорду некоему, Тамерлану, –

Будь по-твоему. Схватка – так схватка. Возьму –
Не искусством борцовским - породой.
Это, может, не умно, но – горе уму.
Не натаскан был, но – от природы  

Мне жестокая выя на то и дана,
Чтобы верною, мёртвою хваткой –
Как грызущая совесть, сомненье, вина,
До утра – как Исава – за пятку  –

Продержаться. Усталость печатью на нём.
Ещё – самую малость, мгновенье.
Я меняю на равное: может – махнём?
Богоборство – на благословенье.

И уже некий ритм в изголовье дрожит.
Слов сгущаются буквы простые, –
Где боровшийся с ангелом ночи лежит,
Разжимая лишь горсти пустые.
2004



Жертвоприношение

Эта страница – лесоповал.
Поздно пространно и грамотно каяться.
Ради неё же ( на что уповал?)
Дерево режут по самые яйца.

В скрипе последнем, как в хрипе: « Попить!»,
И не услышат на голову трезвую,
Как отделялось число его Пи:
Рёв круговых  – да по жилам! –  подрезов

Глушит. Период грядет меловой –
Стопкой бумаги над строгой конторкою –
Скоро. Подводят кругляк* деловой.
Чтобы – вот так - на восток головой –
Взрезать кору. Обнажая подкорку.
2004

* Кругляк – деловая древесина в виде необработанных стволов.



Болеро

Сначала – на цыпочках, в мягком шевро.
Разведка – ещё не погоня.
Гул вдоль горизонта растёт. Болеро.
И нервничающие кони.

Немного быстрее: но сдерживаясь.
Всё вовремя – будьте покойны.
Вот – ближе. И громче. Уже не таясь.
Чеканящим шагом спокойным.

Наружно спокойным. Но стресс – он как страз:
Глаза лихорадит сверканье.
Ещё. И ещё. И ещё один раз!
И не сомневайся: на что кто горазд:
До грома!  
                  До рукоплесканья!

Захлёба!
              Он – сон, гипнотический транс.
Но ритма, хлыстовства, раденья
Уже не унять : в унисон, в резонанс
Подрагивают сиденья.

Оркестра трубит Золотая Орда.
Дрожь бьёт : сотрясая проходы, сюда
Прёт сила и воля стеною.
Сквозь столб позвоночный –  
                                                  смесь пламени, льда...

Сознанья остатки, за слабость стыда –
Отливом уносит, волною
Мелодии, ставшей родною.
Игрушкой её заводною.

                Последнею нотой одною.
2004



Klezmermusik

Ради страха иудейска
Впустят ужас на волах.
Свечку, свет! : играем, дескать.
Мы играем, вуаля.

Ну – погром. А шо такое?
Истериц-ский момент.
Что с детьми, аидн? Гоим?
Приступ. Фистула. Кларнет.

Ноги на автопилоте.
И дыхание в зобу.
Ночью, за семьёю Лота:
Скрипку, скрипку не забудь!

Это свадьба, нет? Играем.
Всё с собою. От судьбы –
Не пытайся. Глаза краем :
Соли тёмные столбы.
2004



Составление книги.

Вот эта книжка. Больше – ничего.
Жильё – в наём, житьё-бытьё – в рассрочку.
Похоже, – книжка. Только и всего.
Копи. Корпи. Терпи. За строчкой строчку.

Осталось мало. Улови момент.
Как изловчиться, будучи левшою?
Душе ущерб: ещё один сегмент
Шагреневый. Осталось за душою –

От первого эдема, от времён,
От первобытных радостей пространства –
Лишь крепость лба, тепло и ум рамен,
Сомнительность и странность иностранства.

Как всё сходилось в фокус неспроста
Под линзою воздушной оболочки,
За книгой, за границею листа  
И не припомнят – даже с проволочкой,

Не смогут. Будут думать о другом.
Под детский смех жилище перестроят...
Случайно снимут с полки и откроют
В невнятном настроении благом...

Цветок. Лисёнок. Никого кругом.
Твой именной железный астероид.
2004



Хайкуобразное

    * * *

Гвоздь в мёрзлых досках сортира.
Клочок бумаги наколот.
Хайку по-русски.


                 * * *

В тумане – ни зги, ни тропинки.
Давно пьяный гость позабыл :
Послали, ну да, – а куда?..


                 * * *

В осеннем заброшенном поле
Не будет советов простых
Пописавшему против ветра..


                 * * *

Трёхстишья читаю в тиши.
Уступами  льётся вода.
О кране я, блядь, позабыл.



                 * * *

Блаженное лоно любимой.
Горячее семя – толчками.
Отвлечь себя хайку пытался...



                 * * *

Теперь, без еды всухомятку,
Без мыслей привычных о смерти,
Любимая, – тупеть с тобой?


* * *

В тёмное время суток
Враг за рекой не дремлет.
Твой ужин ест.


* * *

Лучшие годы проходят.
Идут и идут.
Кукушка сдохла.


* * *

Столько корявой кириллицы
Понапихаешь в три строчки...
Япония-мать!


* * *

Окно открываю в Европу:
В городе немцы.. Хохочут.
А – хайку им, хайку!


* * *

Лечение алкоголизма.
Шаг 1-й:
Деньги на ветер.



Хайку по-киевски:

* * *

На втiху ворогам
В бiлi штанi вбрався.
Необачний.


     * * *

Друг - это «другой».
Подлец – «тот, кто подле».
Поди переведи
                   эту строфу.


     * * *

Друг - это «другой».
Подлец – «тот, кто подле».
Поди переведи
иностранцу.



* * *

Под наблюдением цапли
Лягушка старается в иле,  
Сбивает масло.



* * *
В третий раз за полгода
в подъезде полиция.
Нехороший подъезд.



* * *

Берите, не пожалеете:
5-7-5, мэйд ин Джапан.
Недорого.



* * *

Путь воина - в жён постиженьи:
То - задним умом.
То - передним.



* * *

Голодный год:
монашка
ест морковь.



* * *
Запал.
Хочешь узнать - на кого?
Спроси у подрывника.



* * *

Козьма, в октябре
Все мы немного дети
Юнкера Шмидта.
0000



***

«Как сумасшедший с бритвою в руке»
(Арсений Тарковский).

Когда ты уезжала на три дня,
Когда ты уезжала на четыре,  
Прихватывая сутки, – западня
Проводки по периметру квартиры,    

В глухом бетоне голос: «Задержусь»
(Автоответчик) – логикой кривою –  
Всё складывалось. Вычислю. Скажу :
«Как слышимость?» Как лист перед травою,
  
Перед тобою воздух напряжён –
Избытком электричества дурного.
Кто там, за дверью, кто воображён
Сном разума?  Нет никого иного :

За три, за все четыре дня, за всё,
За тонкою гостиничною дверью –  
Один, невероятный бред несёт, –  
Больной, подобный человекозверю, –

На непонятном, жутком языке, –
Не обвинитель, не хватает духа.
Но – сумасшедший с бритвою в руке.
И жалобно протягивает ухо.
2005



***

Однолетнему юбиляру
Мите Галкину.

Безотцовство – за полцарства :
Россыпь плюшевых «сим-сим».
В рай младенческого барства,
Вверх – подмышки – возносим.

Не дают всё грызть, а – жалко.
Много – уху. Много – глазу.
На дуделку, на пищалку, –
Знай, таращатся топазы.

Не имею прав, но – млею.
Отдолжите до получки.
Умоляю вас, смелее,
Дайте мне его на ручки!

Пухлый, пятипалый, розов, –  
Уцепись, чтоб не упасть.
Там, где, в доме без запросов –
Только золотой запас,

Там, в минуту роковую,
Когда чудо отнимают
( – «Всё. Пора на боковую»
– «Понимаю, понимаю.»),

Понимаешь в одночасье
Всю фальшивость фотоплёнки.
...................................................

И чужим домашним счастьем
Пахнет темечко ребёнка.
2005



***

Душа моя, мне пятьдесят
Один, душа моя.
Жильё. Календари висят,
Сжимая круг. А я –

Я на кисельных берегах
Младенчества живых.
На мягких пляшущих ногах,
На маленьких, кривых.

С которыми нелепа связь
Огромной головы...
Почти полвека я без Вас.
Но, милая, но – Вы?

Что помните, со стороны,
Полвека отступя?
Я жил, не чувствуя страны.
Не чувствую себя.

Мне пятьдесят один. И я
Не чувствую себя.
В углу наёмного жилья
Обиженно сопя,

Я Вам пишу, душа моя,
Пространное пишу.
Доверилась рука моя –
Врасплох – карандашу :

Графитный пепел. Пыль и пыл.
Всё, следуя, как бы,
Карандашу – себя забыл,
Грамматику забыл.

Как был иным самим собой –
Забыл, собой само.
Я Вам пишу, чего же бо...,
Невнятное письмо.

И, пресекаясь, тяжело,
От слёз, дышу, пиша.
Душа моя, мне повезло.
Душа моя. Душа.
2006



"Там некогда бывал и я..."

         * * *


Там некогда бывал и я:
Где на немыслимых задворках,
За честной прикроватной шторкой –
Весь стыд советского белья.
                    
Недальновидные очки,
Бязь близорукой ностальгии.
Но тёмные соски тугие
Под бледной тканью – как зрачки.

Чулки в гудящее тепло
Архангельской пятиэтажки                            
Её плывут. Во тьме, трепло,                    
О чём бубню?.                                          
Ступая тяжко,

Зачем внизу сходились – те, –
На пункт приёма стеклотары?
Над ним парим, как сон, который –
В пододеяльной духоте:

До полшестого, до шести –  
Заплыв во тьме, над людом пешим, –  
От тел, от дел своих опешив...
А толку-то?
А – сладости...

Лень думать. Под бочком сопят –
С грудной, горячей струйкой пота.
Помада. Мускусная нота...
Ну сколько мо... Хоть в душ опять...

Мы как двенадцать поросят.
Свет в ванной. Стыдно. Отвернёшься,
Когда проснусь. Ты не проснёшься –
Дожив до полных пятьдесят.

2006



Сон : Львов

«І все то те... Душе моя,
Чого ти сумуєш?»
(Т.Г. Шевченко)

Буднично. Привычно. Странно. «Україно, земле..».
День прилёта. День отлёта? Вслушиваюсь. Внемлю.

Гулкий звук шагов : проходит ( молча : пантомима )
Стен в подземном переходе – как Орфея – мимо.

Не узнала : от вина ли? Полночи без сна ли?
– Не заметила, гуляла : гетьмана меняли.

Боевой гопак. Предместье. ( Вспомнил : капоэйра!)
Брама тёмная. Европа. Новая эра.

Львов. Окраина. Заборы. Вороны, вороны.
Телевизоры – о Крыме. Министр обороны.

К Центру. К университету. Опере австрийской.
Магазинам. К центру. Свету. По улице Стрыйской.

Что ни спросишь – наливают. Плясовая. Опа!
Коломыйский блюз. Кавярня. Дикая синкопа.

Судороги букв. Мигает клинопись неона.
Там музыки слепые – рвут аккордеоны!

В боковом – билет на Франкфурт. Ночь. „Tylko we Lwowe“.
Переделано. Переспiв. Упрямая мова.

Тень отлёта. Все в пролёте : гуляй по буфету.
Здесь, у трапа самолёта – ваши. Наших нету.

Как волы ревут турбины в «Боинге» козацком...
Не подавишься ли, сынку, сувенирным пляцком?
2006



Инициация

Льву Лосеву

Горгона камня. Змеи в бигуди
Завиты. ( Тихо, Герцен, не буди).
Гранитом ограничен, берегами,
В Неве, как в Новом Свете, вверх ногами –
Бред органичный. Метр и ритм пути

Блюди : гипнозом вод, фасадов гамом.
Джон-донном-спящим-колоколом,  – в самом
Умышленном из всевозможных мест,
Где несть ни еллина, ни иудея несть.

Окно его –  в ледовой иордани.
В своей незаживающей гордыне.
Надсаженой, простуженной гортани.
Но – присно, и вовеки, и отныне :

Се – место пусто. Оного беги.
От чёрной речки мерные шаги
Сверяет на запястье – секундантом –
Врождённый тик. С душою и талантом –

Довёл же чёрт ( в обход, кривой дугой)!
Однофамилец? Третий? Но – другой.
Близнец? Беглец?
Здесь больше не жилец? –
( не разберёшься сразу).
Почти четырёхглазый,  –
другой стрелец.

Nicht schiessen! Аве, цезари, сбылось :
В как бы несуществующее время :
Се возлегают мирно лев и лось
( Кресала возлеганием и кремня).

Зазора нет. Пока зазора нет.
Искрит вовсю ( притрётся, – не зазорно).
Но оптикой обратной многих лет
Не так всё видишь обло, как – озорно.

Инициация. В Венецию окно
( Поскольку непременные каналы).
Отмотка. Чёрно-белое кино.
Хлопушка. И – «Л.Л.» – инициалы.
2007



.

0000



"Вспоминая мудрость вековую.."

* * *

Вспоминая мудрость вековую –
Обуха-де не перешибают плетью –  
Стороны пошли на мировую.
Третью.
2016



"E-mail`ы об увеличеньи..."

* * *

E-mail`ы об увеличеньи
Отвергну довольно галантно:
Размер, всё ж, имеет значенье.
Краткость – сестра таланта!






                    
2016



.

2016



Рай

Мы здесь как зомби. Зомби, Ева, ты права.
Гипноз какой-то. Пелена. Плева.
(Разрыв-трава. Но – пусть. И – трын-трава.)
Едва, прикрыв глаза – наощупь – прикоснёшься...

Плод с хрустом искусить, и соком окропить...
Не ты ли яблоком просила укрепить?
Не ты? – когда проснёмся, Ева? Ты проснёшься –

Там, где кишение, шуршание в листве,
В месопотамском, райском естестве,
В котором ветвь нагнула, перегнула палку,

В дурном, зелёном, мимикрическом родстве –
Как бы во сне заведомом, шевелится в листве
Гигантский богомол – в картинке на смекалку –

Всё явней глазу. Это – правда. Эта рябь –
Всё ближе к сглазу. Под ногой пружинит хлябь ...
Вокруг невольного, невинного стриптиза –

Вглядись внимательнее, отгадать сумей:
Откуда – Змей? Откуда столько змей?
Среди ветвей.
В кустах
и в гнёздах парадиза.
2008



Сын словесника

Матвею Парщикову

На диван, ну прошу!, на диван,
С толстой книгой немецкой, с ногами :
Там, где шаркающими шагами –  
Трёх царей-пастухов караван.

Где рассказчик, себе на уме,
Тёзке сказ бормоча от Матфея
(С иллюстрациями),  умел,
Гласом хрипнущего котофея,

Золочёнными кудрями над  
(То, что умник, двухлетнее чудо
Будет к старости припоминать :
«Здесь? Теплее... Теплее. Откуда?») –

На всю жизнь, в десять с чем-то минут,
На диванчике, бедно ли, худо
(Что, не переживай – помянут:
«Нет. А всё же : откуда?..»), покуда

Усыпляется маленький Мук,
На ночь сказкою: «Долго ли, скоро ли...»
(Весом золота давит на звук
Слов в волчином серебряном горле) :

Агнец, ясли, картинка, клише –
Как на чистом листе, на верже –  
На английском, немецком, на русском.
На словесниковом малыше
Свет. Трёхсвечник с сиянием узким.

Промелькнула безумная «ять».
Шрифт готический. Смыслы размыты.
На стене, как три слова, горят –  
В полки вогнаны – три алфавита.
2008



Июльское фото

В.Месяцу

Тайным гунном, норумбегом –
Между тёщей и женой:
В чистом поле, с оберегом –
Оболочкой радужной.

В поле ветер – полетели –
Дул, рубашкой паруся:
Целый день хоть - всю неделю -
Месяц целый – радуйся!
2009



Дата смерти

Не вспомнят. Будут думать о другом.
Под детский смех жилище перестроят.
Случайно снимут с полки и откроют
В невнятном настроении благом.

Цветок. Лисёнок. Никого кругом.
Твой именной железный астероид.
2011



"В третий раз за полгода..."

     * * *

В третий раз за полгода
в подъезде полиция.
Нехороший подъезд.
2013



.

2013



"Друг - это "другой"..."

    * * *

Друг - это "другой".
Подлец - "тот, кто подле".
И поди переведи
Эту строфу.


2013



День единства

Сегодня марши и пятиминутки ненависти.
Уже ощущаю единство -  
Становясь всё более единственным –  
И более. Вплоть до двойственности.
..И дольше века длится тень
Единства.


          
2012



Фото

Заболоцкий-поздний:  
шляпа, пробор, очки.
Нейтрален –
Как вода кипячёная.

(Надо помнить:      
что делали
с этой водой.).
2012



"Только смерть всегда честна..."

   * * *

Только смерть всегда честна.
Как блесна.  


                    
2013



"Эмма это я.", - сказал Флобер

"Эмма это я.", - сказал Флобер.
Эмма подслушала. Прикинула.
И отравилась
мышьяком.
2012



О небе, о небе, о небе простом

            * * *

О небе, о небе, о небе простом
Поёт канарейка, прядая хвостом,
На кёльномосковских парит облаках
Никто бородатый: не то, что б – в портках...,

Что больше молчит. Но он пишет легко.
Он пост оставляет на dai-to_bog.com:
(Он, кёльнскомосковским владеет легко):

«Кто ищет решенья в кишеньи простом,
Когда канарейкиным вертит хвостом?
Кто верит в наличие неких сетей –
Ловцов протоплазмы в обличье людей?
Кому подношения – тоже – постом?

И мёдом помазано, кстати, кому? –
Неисповедимо и не по уму,
Где мимо обносят, и – пивом при том,
И – полною чашей на месте пустом.

Кто сети испытывает наугад:
Кто - львы, куропатки, все сестры и бро?
Кто куколки вуду использует, гад?
Или – извлечённым из глины ребром – ...», –

Маркирует золотом. Сносит под кат.
Облатки в облацех... Мёд точит плакат...
Мелькает чешуйчатых слов серебро.
И в кёльнском метро. И в московском метро.





2013



"Лена П. из Орехово-Зуево..."

        * * *

Лена П. из Орехово-Зуево
Повела себя непредсказуемо:
Вдруг - отсюда и до -
Заказала дилдо.
А потом отказалась: "А ну его..".
2014



"Когда Россия с Украиной..."

        * * *


Когда Россия с Украиной
Сольются в любящий кисель
И спор закончится невинный
О пограничной полосе:
«Она - отсель. А там – досель.», –
И заграничной колбасе,

И пря славян между собою
И безнадёжною судьбою –  
Всегда усатою, рябою,
Альтернативною всему –

Наверх доложат Самому
(Но не тому):
Что найден выход по уму –  
По одному, –  
И он кивнёт: «Бысть по сему.», -

Начнётся благорастворенье,
Оздоровленье. Населенье
Траву закурит во дворе:
За БТРом, на заре.

И ненависти – укорот:
Пойдёт брататься духом нищий
И злой чечен. И всяк задрот-
Интеллигент, наёмный сброд,
И всяк любезный нам народ.

Гуляет поле. Ветер свищет
Спецназ купается в Днепре:
Увы, он счастия не ищет.
Майдану побратим Мытищи.
И – лишь вперёд.
И третий – лишний.
И раки свищут на горе.

2014



Стеснялся ли Ешуа


   * * *

Стеснялся ли Ешуа
Своего еврейства?
Чресел Своих,
обрезанных.
Менор? Синагог?
Мамы Мирьям
Своей еврейской?
Отца Своего,
Неназванного?
Апостолов Своих
безответственных? –  
Пред латинянами –
стеснялся ли?.

2015

.....................
* Вариант:
/.../
Уд Своих
обрезанных
/.../
P.S. Насчёт «чресел». Да, обычно это означает область поясницы и бёдер - как таковую. Кроме отдельных случаев. Смотрим в словарях: «чресла — чресла бедра, поясничная часть тела. Слово символизирует крепость мужчины и в некоторых местах русской Библии употребляется в переносном смысле (Быт.35:11 /.../ )»:
«..И сказал ему Бог: Я Бог Всемогущий; плодись и умножайся; народ и множество народов будет от тебя, и цари произойдут из чресл твоих;» (Быт.35:11)
"Чресла" здесь употреблены в переносном смысле - и означают не вообще низ, а некую интимную часть тела. (У женщин, например, эта часть в Библии торжественно именуется «ложесна»).
В простонародной речи сия мужская принадлежность - тоже может быть выражена множественным числом: "мудьи", "причиндалы". И т.д.



.


.
0000



Вечерний снимок

Закатного кота чеширская улыбка.
Под правым веком проплывает рыбка..
День отлетает. Всё ещё тепло.
Темно.
И зыбко.
2016



«Петя Зуев из Марьиной Рощи..»

       * * *

Петя Зуев из Марьиной Рощи
Становился всё более тощим.
Позже – толще он стал.
Килограммов до ста.
Не читайте сей бред, - будьте проще.

2016



"Под наблюдением цапли.."

* * *

Под наблюдением цапли
Лягушка старается в иле.
Сбивает масло.


2016



"Не жди меня домой.."

* * *

Не жди меня домой.
Ушла в бега.
Прощай, гонитель мой!
Твоя Пурга.
2016



"Придумал скороговорку..."

Придумал скороговорку:
«Цели целы ли, Циля?».
Ещё раз.
Только быстрее:
«Цели целы ли, Циля?».
Ещё:
«Цели целы ли, Циля?».
Вот.
И повторяйте – весь день.
А меня увольте.
2016



"Хотел, чтобы повысили..."

* * *

Хотел, чтобы повысили, –
Ну разве был неправ?
И вот меня повесили.
Тарам-парам-пара!  




2016



"Отечество! Завет в душе подростка.."

* * *

Отечество!
Завет в душе подростка.
Скелет в шкафу.
И вобла в Мавзолее.





1994



Предсонное бормотание

Сонм разумов рождает чудищ.
Сон разума рождает чудо.
Чудо-юдо – сом из Сомали.
Сом разума.
Сомали, где сомы твои?
Где сыны?
Сомалийцы не спят, готовят сОму.
Сомапийцы. Сомоубийцы.
Сомноупийцы.
Somnia их вводит в сомнения:
Сом ли в руку? Сон ли?  
Это сомнамбула ловит во тьме сомов.
Сома ли поймали?
Сом выражает сомнение усом правым.
Соматику – левым.
Сомни ус сома – с ума сойдёт.
Сонары его сникнут. Сон – как рукой.
И сОма не поможет.
СОма – сено-солома – не помогут стены дома.
Сом-разиня рожает чудищ сам.
Невесом чудо-юдо сом.
Тёплыми, тёмными водами несом..

2017



"С недавних пор не сомневаюсь..."

* * *

С недавних пор не сомневаюсь:    
"У ней особенная стать":
Жестоковыйным оставаясь –
Горбатым быстро можешь стать.
2017



"В ночь Господня Обрезанья..."

* * *

В ночь Господня Обрезанья
Жду салата нарезанья –
Ибо православие  
Одобряет оливье.


31.12.2017
2017



"Наш Моисей – он один такой..."


          * * *

Наш Моисей – он один такой.
Бывал на самом верху, – выше Синая только Бог.
И на самом дне, посреди моря Кровавого.
И в воде не тонул, в корзинке дамской.
И в огне не горел, в столпе огненном.
В Землю Обещанную не пущен – один такой.
Шебутной больно.








2018



"Под этой кренящейся крышей..."

            * * *
                        
                        Сергею Сологубу

Под этой кренящейся крышей
Оставят тебя в дураках:  
По стеночкам фабрики бывшей  
Виденья висят на крюках.

Там холст утвердился, распятый  
Навеки, во весь полный рост.
Но странно глядит соглядатай  
И в столбик слагающий гость.

Но в странном порядке картины
Шевелятся там на стене –
Подводной и ласковой тиной –
Как снимок, что сделан во сне.

Но море забытое – снова
Стеклянная зыбит волна.
Сновидческая основа,
Темнея, всплывает со дна...

Под неумолимой рукою,  
Всего в двух шагах от беды –  
Венеция выйдет сухою
Из обморочной воды.
2018



"Будь послушным, будь солдатом..."

* * *

Будь послушным, будь солдатом, подчинись подушке:
Там, под мягким, как когда-то, спрятана игрушка.

За таблеткою овальной, вязким сном влеком,
Пыльной комнатой подвальной с низким потолком  
Носят кожаную Тору в керосинном свете
Вдалеке по коридору – брошенные дети.

Видишь? – идиш. Лиц не видно. Помнишь – без морщинки.
Мама едет на лошадке, папа – на машинке.  






2018



"Вот уж окрест ни евреев, ни греков..."

* * *
Вот уж окрест ни евреев, ни греков –
Ходит по водам ловец человеков.



вариант:

* * *
Пусто окрест. Ни евреев, ни греков.
Ходит по водам ловец человеков.


2019



"Закрой уже своё забрало!."

     * * *  

Закрой уже своё забрало!
Здесь нечего уже забрать.



2019



Гала




Гала (Дали)  

Гала Великолепная.
Гала божественная.
Гала-бог.
Гала-тео.
Галатеа.
Галатея.







2015


Демьян Фаншель